Давно это было. Я совсем ещё ребёнком был. Помню, что каждое лето ездил в деревню. Там жили мои дед и бабушка. Мне очень нравилось приезжать к ним. Случилось так, что бабушка умерла. Мой отец, спустя некоторое время, чтобы хоть кто-то был рядом с моим дедом, отвёз меня к нему. Побыв с нами несколько дней, он уехал. Деду было тяжело, но он старался этого не показывать. Дед был красивым, рослым мужчиной. В прошлом военный. Всегда гладко выбрит, аккуратно одет. Его большие руки особенно запомнились мне, когда он горячими, шершавыми ладонями с нежностью гладил меня по щекам.

Однажды вечером мы с дедом смотрели телевизор. Я вспомнил, что отец привёз сюда видеомагнитофон. Тут же в ящике была пара видеокассет. Увидев, что я перебираю их, дед спросил:

— Серёжа, может хочешь посмотреть чего-нибудь?

— Вот, — я протянул кассету, на которой был записан какой-то ужастик. Дед одел очки, потом многозначительно разглядывал название.
— Ну что ж, а не боишься?

Я тихо рассмеялся и, желая казаться взрослым, ответил, что не боюсь. Я помог всё включить и мы начали смотреть. Было очень волнительно. Дед, скрестив руки на груди, смотрел со мной. Ничего такого, что могло бы повредить мою детскую психику, в том фильме не было, поэтому дед лишь иногда улыбался, глядя на мою реакцию. Во время просмотра у меня начали слипаться глаза. Так и заснул. Проснулся среди ночи уже в кровати. Очень сильно хотелось пить. Дошёл до коридора и заметил, что на кухне горит свет. Я думал, что дед уже спит. Захожу, а он сидит за столом. На полочке фотографии бабушки в рамке. Сидит, закрыв ладонью рот, и вздрагивает, тихо всхлипывая. Я спросил, весь дрожа:

— Деда?

Он резко поднял голову и я увидел, что по красным его щекам бегут крупные слёзы. Он растерялся и быстро стал их оттирать, ласково приговаривая:

— Серёжа, а ты почему не спишь?
— Пить хочу, деда, — шептал я, смотря ему в глаза. Ребёнок я ещё. Тогда подумал, что он тоже фильма испугался. — Тебе страшно?

Я подошёл к нему. Он меня обнял и медленно прошептал:

— Страшно, Серёжа, страшно…

P.S. Прошло уже много лет. Я женат. Есть сын. Понимаю, что он вырастет, тоже заведёт семью и оставит нас. Так заведено. Дети не могут всегда быть с нами. Единственный, кто будет рядом — это человек, которого ты любишь. Человек, который любит тебя. Твоя половина. Твоя жизнь. Твой приют. Знаю, что однажды её или меня не станет. И только сейчас понимаю, что говорил мне тогда дед:

— Страшно… страшно одному остаться.

©Inkinо