Вот помню, случай ещё был со мной. Ну, то есть, как помню, сам-то не помню, конечно, рассказывали доверенные лица. Оставила меня как то родительница моя добрая одного, без присмотру и опёки, минут на сорок. А мне в ту пору был примерно год от роду и был я абсолютно голый по причине жарких погод, приключившихся в виду летней поры. Сидел я значит, ограниченный в пространстве высокими прутьями кроватки, и видимо издавал довольно-таки глуповатые звуки. Возможно, даже и слюну пускал. Очень даже запросто мог совершать такие действия по причине недоразвитости младенческого мозга. Да.
И тут, видимо что-то поднапряглось в моём организме, какие-то там процессы может быть даже внутренние пошли, и я взял, и крайне обильно обосрался. Уж извиняюсь за грубое словцо. Но , опираясь на показания очевидцев, словом «обкакался» эту лавину говна назвать не представлялось ни малейшей возможности.

А родительницы то нет, где то в дальних комнатах сердешная хлопочет по хозяйству. И получается ситуация не простая. Я и предо мною – здоровенная куча свежайшего кала. Ну как ту не нырнуть? Никак! Совершенно никакой возможности противостоять искусу! Нырнул, да видимо не один раз, да потом по щекам и по тогда уже могучему пузу всё это ладохами размазал. И сижу. Весь равномерно покрытый.
А тут и маменька явилась. Руками всплеснула, охает, а трогать меня всёж не решается, ибо сами понимаете. Кликнула папеньку. Папенька тоже наотрез отказался наследника признавать, и тем более – руками его трогать. А я, чувствуя некое унижение уже, начинаю зверовидно орать, да глаза бешено выкатывать. Капли тяжёлы с меня так и летят, то, что на щёки налипло начинает в младенческую пасть затекать, гигиена нарушается да и вообще – противно смотреть. Ну и злые языки поговаривают, что были раньше такие здоровенные деревянные ну вроде пинцетов что ли, шли ещё в комплекте с советскими стиральными машинами. Так вот тем пинцетом вроде подцепили меня за ногу похоже что, и на весу, не скрывая отвращения, пронесли и бросили в таз с щёлочью. Ну, про щёлочь я, конечно, приврал сейчас, а в остальном — всё правда.
До сих пор родители мои кроткие любят за чаепитием вспоминать конфуз тот и натурально давятся от смеху. А я бегаю, по спинам их хлопаю и приговариваю – не болтай за едой, веди себя прилично!